Телефонный справочник 
На сайте  В Яндекс  
Реклама
Рейтинг@Mail.ru
Обзор местных СМИ
 
Источник: Александровский Голос Труда
ПОКА ХРАНИТ ПАМЯТЬ…
04.06.2018 / Просмотров: 289 / Комментариев: нет

 «Мы принадлежим к поколению,
которое совсем недавно было молодым…»

Автор этой статьи Нина Петровна Саранкова ушла из жизни в прошлом году. За свою жизнь она много раз писала в нашу газету интересные материалы, которые были опубликованы. Этот – последний. Она написала его практически в последние дни своей жизни, успев сохранить память, изложив на бумаге историю своей семьи, тяготы, испытанные ею в годы Великой Отечественной войны, когда судьба бросала родителей и детей от Александрова до Дальнего Востока. При жизни мы физически не смогли опубликовать статью, но хранили до случая. И вот этот случай представился. Накануне Дня Победы, первого, на котором уже не будет присутствовать.

Давно я хотела написать о своем раннем детстве и записать все, что осталось в памяти из жизни нашей семьи. Некоторые эпизоды я уже упоминала в других заметках, но без них мои воспоминания были бы неполными.

Мама моя, Фомина Антонина Федоровна (в девичестве Кузьмина) уроженка города Александрова , 1912 года рождения. В 1928 году она окончила школу N1, а в 1935 году – Первый Московский Медицинский институт и уехала на работу на Дальний Восток. Уехали пять начинающих врачей, которые поддержали призыв партии – «Все на освоение Дальнего Востока!» Провожал Тоню брат Николай, который жил и работал в Москве. Он помогал ей во время учебы, т.к. дома она бывала от каникул до каникул.

Отец, Фомин Петр Иванович, после окончания Казанского Государственного ветеринарного института в 1932 году, был призван в армию. Он служил ветврачом в кавалерийском полку, который держали в запасе на Дальнем Востоке на случай войны с Японией.

Отец и мать встретились в Архаре Амурской области, куда ее направили на работу после окончания института. Вскоре они поженились, а в 1937 году родилась я. В паспорте у меня записано место рождения: г. Белогорск Амурской области. А через год, в 1938 году, брат Рудольф родился уже в Александрове, куда мама приехала в отпуск к родителям.

Летом 1940 года мы приехали всей семьей в Александров и встал вопрос о няне для детей. Мама и папа работали, а меня с братом оставляли на чужих людей. Как-то в магазине маме с сестрой Катей понравилась женщина невысокого роста в белом платочке. Они подошли к ней, разговорились и спросили, не сможет ли она пойти в семью няней, но с выездом на Дальний Восток. Женщина согласилась и сказала, что из их поселка многие уже уехали туда. Звали ее Марфа Тимофеевна Максимова, 1890 года рождения, из Старо-Писмянского поселка под Бугульмой. В Александрове она жила с дочерью Феней, которая работала в оранжерее.

Оранжерея тогда находилась по берегам Нефтянки, в овраге. Там выращивали цветы. Ее аннулировали в 60-х гг. прошлого века.

И с 1940 года тетя Марфуша стала членом нашей семьи. Была она неграмотная. Когда был жив отец, ей, видимо, что-то платили, а уже потом нет. Все тяготы военной и послевоенной жизни Марфуша разделила с нашей семьей.

В 1950 году, когда семья жила в Чухломе Костромской области, к нам приезжала Феня, звала мать к себе, но та отказалась ехать. На ее похороны в 1953 году, дочь не приезжала. А в 1959 году Феня приезжала к нам в Александров. Она так и осталась одинокой.

Когда в 1941 году началась война, наша семья жила в Хабаровске. Всех медицинских работников мобилизовали в армию. 28 июля 1941 года появилась в трудовой книжке мамы запись: «Уволена ввиду призыва в РКК». Выдали ей форму: гимнастерку, юбку, пилотку, сапоги. Но потом разобрались, что у нее двое маленьких детей, четыре года и три, и маму комиссовали.

Под Москвой осенью 1941 года положение было очень тяжелое. И на Дальнем Востоке готовились к нападению, не знали только, когда ждать. Всех жен офицерского состава с маленькими детьми эвакуировали в Сибирь.

Нас разместили в товарных вагонах, в которых возили заключенных. Это почти во весь вагон деревянные нары с узким проходом между ними, а ближе к правой стороне стояла железная печка-буржуйка. Было очень холодно, т.к. стояла поздняя осень, вагоны старые, ехали долго, ведь в первую очередь пропускали поезда с оружием и солдатами на Запад.

На остановках матери бегали за кипятком, который во время войны был на всех крупных станциях железной дороги.

Довезли нас до Омска, выгрузили и на небольшом пароходике отправили вниз по Иртышу до села Евгащино и распределили по квартирам. Нам дали комнату в общежитии больницы.

Евгащино – старинное зажиточное сибирское село. Мама там сразу пошла работать врачом-терапевтом. Ей выдали валенки и тулуп. К больным приходилось ездить на лошади.

Зима 1941-42 года была снежная и холодная. Мы с братом гуляли мало, т.к. городская одежда не была приспособлена к сибирским морозам. Зная бедственное положение эвакуированных, благодарные пациенты мамы ночью оставляли на крылечке то мешочек муки, то замороженное в виде тарелок молоко, то рыбу. До конца дней мама вспоминала незнакомых людей, которые помогли нам пережить эвакуацию. А семьям эвакуированных, где никто не работал, приходилось очень трудно выживать.

Когда в декабре 1941 года немцев отогнали от Москвы, все воспрянули духом, и семья стала собираться домой в Хабаровск. Отец в мае 1942 года прислал за нами бойца. До сих пор помню его фамилию – Надточий, он помог нам собраться.

За кавалерийским полком отца семья объездила весь Приморский край. Полк на одном месте стоял несколько месяцев, затем его перегоняли на новое. Названия многих населенных пунктов, где мы жили, я не помню по малолетству. В 1942- 43 гг. жили в поселке Гродеково (теперь Пограничный). Семья жила в казарме, а рядом был Дом культуры, красивое белое здание с колоннами и старинным парком, в котором мы, дети, собирали и ели траву-кислицу.

В поселке стояло много военных и для них в ДК шли фильмы, и даже спектакли. По воинским частям ездила труппа артистов. Я думаю, это те, кто раньше работал в разных театрах страны, а потом пережидали войну с этой труппой. Даже помню, как артисты в парке на костре варили себе еду.

Поселок Гродеково стоял так близко к границе, что с чердака дома, где мы жили, отец в бинокль показывал нам китайцев на их территории.

Дорога в поселок проходила недалеко от нашего дома. По обеим сторонам дороги была насыпь, в ней деревянные доты, а перед ними глубокий ров с водой. Там мальчишки постарше катались на плотах.

По поселку протекала небольшая речушка, которую переходили вброд. Но когда начинались сезонные дожди, которые шли больше недели, речушка превращалась в такую широкую реку, что смывала на своем пути дома, огороды и все, что попадалось. Я прекрасно помню, как по реке плыла мебель, утварь и даже дом, видимо, близко стоял к воде. Сейчас, когда в новостях показывают, что делает вода, когда ее много, я это все представляю, потому что видела своими глазами. Когда вода сошла, остался опять маленький ручеек с огромными валунами, принесенными водой с сопок.

В 1944 году я пошла в первый класс в городе Иман (теперь Дальнереченск). Учительницу первую мою звали Нина Павловна. До сих пор у меня хранится мой первый букварь 1944 года издания. Но проучилась я недолго в этой школе. В следующей школе, куда семья переехала за отцом, было так: одна учительница одновременно вела первый и третий классы, другая – второй и четвертый. И так я училась в нескольких школах. Первый класс уже заканчивала в Кировском поселке, куда переехали.

9 мая 1945 года было теплое солнечное утро. Мы разложили семенную картошку на солнышко перед посадкой. А часов в 11 объявили, что война победоносно закончилась. Что тут началось! Радость всеобщая! Стали собираться вместе, отмечать это событие. Люди воспрянули духом!

К концу лета к китайской границе стали на машинах перевозить солдат. Это были солдаты армии К. Рокоссовского, которые участвовали в войне, и у которых за плечами было криминальное прошлое.

Они никого не боялись и бегали за женщинами по всему поселку.

9 августа 1945 года началась война с Японией. В сторону Японии над поселком летели сотни наших самолетов. Стоял такой страшный гул, что я от страха присела. Через несколько дней они летели обратно. Война закончилась.

В октябре 1945 года отец демобилизовался, и семья стала собираться домой в город Александров, родной город моей мамы. В огороде все вызрело. Из кукурузы мы намололи муки и крупы, поросенка продали. Все имущество, что было ценного, продали за бесценок, и налегке отправились в город Ворошилов (теперь Уссурийск), т.к. поселок Кировский стоял в стороне от железной дороги. Отец подвел нас с братом к столбу и сказал: «Запомните!» На столбе была надпись: «До Москвы – 9 213 км». Запомнила!!!

Пока ехали мимо Байкала, считали туннели и смотрели на вершины гор, где заключенными были высечены портреты Ленина и Сталина.

Прибыли мы в Александров поздней осенью 1945 года. В стране после войны была страшная разруха и бандитизм. Вагон с нашим багажом вскрыли, пропало все: одежда, обувь, белье. Пришел только ящик с посудой.

Остались в том, в чем приехали. А впереди были самые тяжелые голодные послевоенные годы. Мама стала работать врачом на радиозаводе, отец тоже по своей специальности.

Самым голодным и суровым годом был 1947 год. 2-3 июня, когда цвели сады, выпал снег. Правда, быстро растаял. Август был очень дождливым. Дорог не было. С полей не могли вывезти урожай. Был страшный голод.

Осенью 1946 года работникам радиозавода стали давать землю под огороды. Помню, как мы с братом ходили на участок, который нам дали. Отец вырубал кусты, мы их таскали, развели костер и пекли картошку. Эти заводские сады с тех пор так и существуют. Это маршрут автобуса N3.

Выживать надо и в тяжелое время. Отец сделал запрос в Министерство образования о поиске работы в глубинке, где легче было бы жить и завести огород рядом с домом, чтобы прокормить семью. Ему предложили работу преподавателя в Анфимовском зооветеринарном техникуме, расположенном в 3-х км от города Чухломы. Семья снова за чемоданы и за отцом. Так поздней осенью 1947 года мы оказались в Чухломе, в 50-ти км от железной дороги. Мебель и железные кровати нам дали списанные из общежития техникума. Матрасы набили соломой, подушки ватой. Около дома были грядки. Сажали все овощи, а картошку на отдельном поле.

Было очень голодно. За пайкой черного хлеба стояли по 4-5 часов. Радиоприемник «Рекорд», который привезли из Александрова, выменяли на молоко. На ручном жернове мололи овес и варили кислый кисель. Так и выживали.

Летом 1948 года неожиданно к нам в Чухлому приехал брат отца, оперный певец из Москвы, Николай Иванович Фомин (позднее он стал Заслуженным артистом) с сыном Володей 15-ти лет. Посмотрев на нашу жизнь, сказал, что живем мы очень плохо, и быстро уехал обратно.

В 1949 году в одночасье умер отец. Ему было 39 лет. Мама работала врачом на две ставки, чтобы выжить. Была заведующей горздравотделом в Чухломе.

1949 г. Нине- 12 лет, Рудику – 11 лет.

В 1954 году я закончила 10 классов на «4» и «5», но когда сдала вступительные экзамены, поступить в институт не хватило одного балла. Аттестат в то время не играл роли. С работой в сельской местности было сложно, но мне неожиданно повезло. Осенью меня временно взяли в детский дом помощником воспитателя. Там кто-то уволился, освободилось место.

В Чухломе после войны было два детских дома. Там жили дети без родителей и дети из сельской местности, кто во время войны не учился. Некоторые ребята были старше меня. Им было по 18 лет. А заканчивать семь классов надо было обязательно. Средняя школа была в городе одна.

Ребятам, которым не давался тот или иной предмет, учителя говорили: «У вас работает Фомина, попросите, чтобы она вам помогла». Приходилось с ребятами заниматься. Когда дежурила по ночам, пересказывала им художественные книги, которые читала в большом количестве. Устраивала и проводила вечера. В детском доме проработала два месяца. Когда уходила, директор сказала, что у меня педагогические наклонности и надо непременно поступать в педагогический институт. Но не судьба…

Наш народ пережил в XX веке суровые испытания. До сих пор тело хранит отметки от перенесенного в годы войны фурункулеза. Детям и внукам всегда внушаю: «Цените все, пока это есть».
Фото 1954 г.

В феврале 1955 года мы уехали из Чухломы в Александров. Там я поступила в техническое училище, и после окончания пришла работать на радиозавод регулировщицей радиоаппаратуры. Но это уже совсем другая история.

Н. САРАНКОВА (Фомина).

 
Вы не авторизованы на портале. Поэтому не можете оставлять комментарии.
Необходимо войти, указав свои логин и пароль, либо зарегистрироваться.



Самые читаемые новости за месяц
  • «ВЕРНИТЕ НАМ СОСЕНКИ» ПЕРЕКЛИЧКА ВРЕМЕН ( 820 )
  • ЗАПУСКАЕМ ПРОГРАММУ ПО РАЗДЕЛЬНОМУ СБОРУ ОТХОДОВ ( 687 )
  • ПЕРВЫМ ДЕЛОМ, ПЕРВЫМ ДЕЛОМ… ДЕЛЬТАЛЕТЫ ( 400 )
  • Орлова проиграла во Владимире и пяти районах области ( 396 )
  • Новая точка мусорного конфликта ( 356 )





  • Разработка сайтов. Реклама в интернет.




    Copyright "Александров.pу" © 2001 - 2018 All rights reserved. Копирование материалов разрешено только с личного разрешения администратора сайта. Цитирование материалов разрешено, но обязательно с указанием ссылки на источник и не более 50%.
    --------------------------------------------------------------------------------------- # --> Страница сгенерировалась за 8.6589 сек. # ---------------------------------------------------------------------------------------