Телефонный справочник 
На сайте  В Яндекс  
Реклама
Рейтинг@Mail.ru
Обзор местных СМИ
 
Источник: Александровский Голос Труда
СТАРЫЙ АЛЕКСАНДРОВ В ВОСПОМИНАНИЯХ СТАРОЖИЛОВ
14.06.2012 / Просмотров: 3826 / Комментариев: нет

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА ПОСТРОЕНА ЗА СЧЕТ ПОЖЕРТВОВАНИЙ КУПЦОВ

Большая часть гостей города прибывает к нам по железной дороге. В Александровском узле сходятся пути Ярославско-Архангельского, Ярославско-Сибирского, Ивановского, Орехово-Зуевского, Дмитровского и Московского направлений. На карте области хорошо видно, что город наш находится как бы в центре круга с городами Переяславлем, Ростовом, Юрьевым-Польским, Киржачем и Сергиевым Посадом по окружности.

С семьей Герцык Александров оказался связан именно железной дорогой. На заре строительства железных дорог русское общество разделяло мнение крупного государственного деятеля графа Канкрина "железная дорога не составляет предмета естественной необходимости и что она усилит наклонность к ненужному передвижению с места на место". И, тем не менее, строительство дорог началось, и уже конец 60-х годов ознаменовался железнодорожной горячкой.

Самыми крупными десятилетиями по развитию сети железных дорог России являлись десятилетие 1866 - 1875 годов и десятилетие 90-х годов. Непосредственно распоряжением правительства сооружалось 38% всех строящихся новых линий, частное железнодорожное строительство составляло 62%. На сооружаемые распоряжением правительства новые линии железных дорог средства отпускались или из заключенных правительством займов или из свободной кассовой наличности государственного казначейства. Крупными частными акционерными обществами средства получались выпуском гарантированных правительством облигаций, линии их строились также за счет казны. На сооружения в 1891 – 99 гг. новых линий требовались значительные затраты капиталов. Средняя стоимость постройки одной версты железной дороги со всеми принадлежностями и оборудованиями составляла 46 тысяч рублей. Все дороги общего пользования делились на:

1. эксплуатируемые казной,
2. эксплуатируемые железнодорожными обществами,
3. дороги местного значения (частные).

Ко второй группе относилась Московско-Ярославско-Архангельская дорога с Шуйско-Ивановским участком общей протяженностью 815 верст, в том числе в 2-е колеи 66 верст. Во II квартале 1867 года правление Московско-Ярославской ж.д. (директора Чижов, Кондратьев, Мамонтов) вышло с ходатайством в правительство о продолжении строительства дороги от Сергиева Посада до Ярославля. По высочайше утвержденному положению комитета министров дорога была отнесена к категории полезных, первостепенных и наиболее необходимых. После внесенных изменений в проект устава акционерного общества и изменения направления дороги вместо Переяславля на Александров, продолжение дороги до Ярославля было высочайше утверждено 7 июня 1868 г. Движение от Троицы до Ростова было открыто 1 января 1870 г. Далее 18 февраля 1871 г. обществу было разрешено построить на собственные средства без выпуска новых ценных бумаг ветвь Александров - Карабаново, протяженностью 10 верст. Ветка была построена 14 октября 1871 года. Капитал участка дороги от Сергиева Посада составил 12 млн. рублей и образован выпуском облигаций с гарантией правительства 5% дохода и 13% погашения. Срок владения дорогой был назначен до 29 мая 1943 года. Киржачская ветвь, как продолжение Карабановской была утверждена 9 июня 1892 года. Движение было открыто 19 ноября 1893 года (до Киржача). Право правительства на выкуп Ярославской ж.д. должно быть получено 1 января 1907 года. Постройка моста через реку Серая оказалась самой дорогостоящей - 75 тыс. руб. (по сравнению с затратами на строительство других мостов от 11-14 до 45 тыс. руб. Александров был отнесен к станциям II класса (Арсаки, Карабаново, Балакирево, Киржач - III класса).

Для пассажиров на станции были построены деревянные дома, которые были потом разобраны купцом Амбаровым и двухэтажный деревянный дом для обслуживающего персонала. Дорога эксплуатировалась частными обществами.

Покрытие расходов при проведении дороги через Александров было выполнено за счет пожертвований купцов г. Александрова (100 т. руб.) Стоимость дороги от Сергиева Посада до Александрова составила 4 млн.руб. Дорога была одноколейной. Поезда отапливались долгое время дровами, позднее нефтью, привозимой по Волге в Ярославль. Скорость движения поездов колебалась в летнее время от 35 - 50 верст\час для поездов дальнего следования, 15,5 - 36,5 верст для пассажирских, 23,5 - 43 версты для дачных.

По воспоминаниям Владимира Каземировича и его сестры Евгении Каземировны их отец Каземир Антонович Герцык был служащим акционерного общества Московско - Ярославско - Архангельской дороги и в 1874 году стал начальником участка этой дороги на станции Александров (участок от Сергиева Посада до ст.Берендеево и дальше до Ярославля) и проработал с перерывом до 1899 года. Отец, как и все члены семьи Лубны – Герцык, был исправным служакой, хорошим инженером, увлечен делом, очень энергичный, дело у него было на первом плане, был абсолютно не гордым, его любили все рабочие, к ним он относился на равных. Однако он не продвинулся по службе выше, оставался как - то в стороне от начальства, от общества путейцев. Вовлеченный в орбиту Мамонтова, прямо-таки влюбленный в этого человека, отец отдавал все свои сбережения на какие - то акции, сулившие сказочные дивиденды. Сначала было богатство, но потом, уже в Москве, все рухнуло. Издатель Суворин охарактеризовал это время (сентябрь 1899) следующим образом: "Сколько происшествий - Дрейфус, Мамонтов, биржевой крах. Банки затрещали. Трансвааль, заговор в Париже, Форт Шаброль... А у нас дождь, дождь и золотая валюта трещит, Витте трещит вместе с нею... Издали все кажется какой-то сказкой, романом, который читаешь в газетах ежедневно от главы до главы".

В отношении нашумевшего Мамонтовского дела А.А. Лопухин, бывший прокурором Московского окружного суда в 1899 г., пишет следующее: "Савва Иванович Мамонтов был крупным акционером и председателем правления общества Московско-Ярославско-Архангельской ж.д. Дела ее с постройкой бездоходной в то время ветви от Вологды до Архангельска пошатнулись до пределов катастрофических. В столь же печальном положении оказались и дела патронировавшегося обществом Московско-Ярославско-Архангельской дороги АО Невских судостроительного и вагоноделательного заводов. Для поддержания того и другого предприятия заправилы их с Мамонтовым во главе прибегли к способам, законом запрещенным. Путем разных комбинаций, в которых главную роль играли фиктивные сделки, фиктивные счета и такие же записи в книгах, они умудрялись перебрасывать деньги из кассы дороги в кассу заводов и обратно и создавать на бумаге декорум их кредитоспособности. Эти приемы запутали дело еще больше, крах казался неминуемым, когда для спасения от него средство было найдено, С.И. Мамонтову удалось добиться общества ж.д. концессии на сооружение так называемой Северной ж.д. линии Петербург-Вологда-Вятка, высокая доходность коей представлялась вне сомнений и должна была компенсировать недоборы общества от Архангельской ветви. Предоставление обществу Моск.-Ярос. ж.д. концессии на Петербургско-Вятскую линию значительно подняло на бирже акции этого общества. Большинство их, принадлежавшее Мамонтову и его родне, было заложено в Петербургском международном коммерческом банке в обеспечении ссуды, взятой Мамонтовым для покрытия подписной цены дополнительного выпуска этих акций. Последовавшее затем отобрание от общества концессий и уголовное преследование состава его правления создали на бирже и в отношении этих бумаг панику и катастрофическое падение их цены. Банк потребовал от Мамонтовых внесения разницы цены бумаг и дополнительного обеспечения долга. А так как и то и другое было Мамонтовым не по силам, находившиеся в руках банка акции подверглись принудительной продаже и по низкой цене достались банку. Но и банк от этого не выиграл.

По новому акту права Мос.-Яр.-Арх. общества на принадлежавшую ему дорогу от Москвы до Архангельска и все акции были принудительно отчуждены в казну по убыточной для акционеров цене. Мамонтовы были разорены. Присяжными заседателями Мамонтовы по возбужденному против них уголовному делу были оправданы.

АЛЕКСАНДРОВ – ГОРОД ПРОМЫШЛЕННЫЙ

Вернемся снова в Александров. С 1778 года Александрова слобода становится уездным городом Костромского наместничества, а затем Владимирской губернии. Герб города наковальня с молотами и подковой - отражал его ремесленный характер. В соответствии с данными полного географического описания нашего отечества под редакцией Семенова-Тян-Шанского к концу 80-х началу 90-х годов город Александров имел промышленное значение, здесь были развиты бумага, шерстоткацкие и ситценабивные фабрики, небольшие кожевенные заводы. В городе в 1897 году проживало 6850 человек, по переписи в 1859 г. - 5825 чел., а в 1829 году - всего 2030 жителей. Как показывают цифры, прирост населения усилился с середины 30-40 гг. и связан он с развитием производств и освобождением крестьян. В 1833 г. купец Сущев пустил первый в городе двигатель на кожевенном заводе, с 1884 г. открылся кожевенный завод Коровина, а с 1886 г. завод купца Растворова. Первая красильня в городе была построена в 1818 году купцом Зубовым. Другие Зубовы к 40-м годам открыли аналогичное производство. Товар шел в Москву на Нижегородскую ярмарку, в Иран, Турцию. В 1910 году фабрику купил с торгов купец Сурнов и сдал ее в аренду Беляеву (позднее фабрика была переименована в комбинат "Искож").

Красильное заведение основалось в 1834 году и купцом Федором Николаевичем Барановым, его унаследовал его сын Иван Баранов. Сам он построил несколько новых и в числе прочих знаменитую Троицко-Александровскую бумагопрядильню. Успеху его фабрик много способствовали нововведения, так как он первый решился отвергнуть употребление французского и голландского крапа и заменить его мареной (подмаренник), растущей в изобили6и в наших закавказских владениях и на александровских просторах. Затем заменил бычачью кровь, употребляемую для окраски иностранцами, пшеничными отрубями и изобрел средство к устранению опасного самовозгорания бумажной пряжи, окрашенной в андрианопольский красный цвет. Расширяя свои торговые операции во внутренних и смежных с Московскою и Владимирскою губерниях, он первым открыл систематические торговые сношения с Хивою, Астробадом (видимо Ашхабадом) и другими городами, и одним из первых выслал свои товары в Тифлис для заведения там русского торгового дома. Будучи городским головою в Александрове, Баранов немало заботился о нуждах города и щедрою рукой благотворил как частным лицам, так и учреждениям. Им же сделаны разные пристройки и украшения в местном соборе.

Вообще же в уезде после освобождения крестьян от крепостной зависимости предприимчивыми купцами, будущими фабрикантами, открываются раздаточные конторы - склады, из которых снабжают кустарей пряжей, выгодно используя дешевый труд. Раздаточные конторы возникли во многих селах: Андреевском, Мячкове, Кудрине-Новоселках и других. И все-таки, несмотря на промышленное развитие, численность рабочих в г. Александрове на 1897г. немного превышала 1000 чел. В соседних же промышленных поселках население было преимущественно из рабочих: в поселке Бараново (теперь Струнино) на знаменитой Соколовской мануфактуре Асафа Ивановича Баранова численность рабочих колебалась от 3 до 6 тысяч, а в Троицко - Александровской мануфактуре его отца трудилось около 3,5 тысяч рабочих из 8 тысяч населения г. Карабаново. На 1883 г. в Александрове насчитывалось по сословиям: купеческому - 188 чел., мещанскому - 4301 чел, крестьянскому - 1235 чел., духовному и дворянскому - свыше 300 человек. В 1866 году в уезде были учреждены земские органы самоуправления. К началу века председателем земской управы был Стромилов Сергей Семенович. Гласными земского собрания (депутатами) из известных лиц числились Баранов Асаф Иванович, фабрикант, Красюк Павел Александрович, земский врач, отец Николай Флоринский, - настоятель Христорождественского собора. В годы правления императора Александра III был утвержден институт земских начальников. Предполагалось, что земскими начальниками будут лучшие лица общества - дворяне, которые будут опекать крестьян, судить их и рядить.

По воспоминаниям сторожила города Софьи Константиновны Грудзинской в начале века одним из земских начальников в уезде был дворянин Федор Антонович Вокач. На рубеже веков в Александрове были открыты 2 гимназии, начальные школы министерства путей сообщения и общества хоругвеносцев, торговая школа, высшее начальное городское училище. В уезде в 90 годы были открыты земские народные школы в Струнине, Кудрине - Новоселках, Нововоскресенском, Обашеве, в селе Андреевском открылось двухклассное училище. Открывались небольшие школы грамоты при церковных приходах в селах Годунове, Горках, Старой Слободе, Никольском, начальное училище в г. Карабаново. К началу века в городе была одна земская больница, к 1902 году построены новые здания и было открыто родильное отделение. В Карабанове была небольшая больница, врач, фельдшер и акушерка, при больнице - аптечка. В поселке Бараново (Струнино) - фабричная больница, два врача, три фельдшера, две акушерки и т.д. Ветеринарная лечебница в городе была построена около 1907 г. В городе были две аптеки - земская и частная Гольдберга. Городская библиотека в небольшом шкафу при Управе была под ключом соборного дьякона Кондрата Харламова, несшего эту обязанность на общественных началах. Незадолго до первой мировой войны открыли публичную (платную) библиотеку имени Гоголя на первом этаже городской управы. В белых казармах города был размещен саперный батальон (до 1905 г.). Не позже чем с 1870 года начал действовать телеграф, к началу века город был телефонизирован. К 1914 году в Александрове было уже 9,5 тысяч жителей. Из них дворян и купцов 700 человек, духовенства и монахинь - 400, мещан (рабочих и кустарей) - 5,5тысяч, крестьян - около трех тысяч. Не исключается влияние ж.д. на рост численности населения. Жизнеспособность города во многом зависела от деятельности купцов, торговцев, фабрикантов: Зубовых, Павлова, Первушина, Торбинского, братьев Растворовых, Жемчужкина, Амбарова, Сущева, Сурнова, Беляевых. Многие из них имели большие дома из кирпича или большие деревянные, с нижним кирпичным этажом. Купечество было богатое, помогало при строительстве дороги, делало вклады в церкви, монастыри, помогало новому строительству как городскому так и церковному. Купец Жемчужкин хвастал своим богатством: «Могу сторублевыми бумажками дорогу от дома до магазина проложить. Жил он на Коровьей улице, а магазин был в торговых рядах.

Большая часть купеческих домов была расположена на улицах Московской, Миллионной, Новой и Старой Рождественской, Дворянской, Стрелихе. Торговые ряды были на базарной площади и на Московской улице. Домов дворян в городе было немного, многие семьи снимали дома или квартиры, или жили в своих усадьбах, как Цвиленевы, Вокач, Катынские. Мешанское население города отчасти было занято работами на фабриках, но большая часть жила за счет кустарных промыслов, садоводства и огородничества, торговли. В городе пользовались известностью кузнецы Жижимонтовы (кузнечная слобода у реки Серой), иконописцы и художники Лавровские, огородники Гамовы и Потаповы, позднее Костровы и Демидовы. Садоводы и цветоводы Барановский, Яхонтовы (район Садовни), мастера по изготовлению красивой мебели из дуба и других ценных пород по европейским образцам столяры Слоистов и Чистяков, мастер по скобяным изделиям Сократов. В городе были известные торговцы мясом с Коровьей улицы - Дмитриев и др.

ЦЕНТРЫ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ

Жизнь города была неотъемлема от городских центров духовной культуры. В городе действовали первоклассный женский Успенский монастырь с его древними храмами и реликвиями, приходский Христорождественский собор, церкви Боголюбивой Божьей матери, Богоявленская церковь. Как уже говорилось, лиц духовного звания в городе было много. Только монахинь и послушниц до революции было свыше 200, а временами численность их доходила до 400. В 1891 году в монастыре была построена одноклассная женская церковно-приходская школа. Кроме Закона Божьего, сестры из монастыря обучали девочек рукоделию, пению. Численность учениц доходила до 100 человек.

Общеизвестно, что земля Александровская осеянна светом, подвижническими деяниями и молитвами знаменитых праведников Земли Русской Сергия Радонежского, Стефана Махрищского, Зосимы Александровского, Корнилия и Лукиана Александровских и многих других. Хотя писатель Даниил Андреев и отметил нашу Александрову слободу как сооружение мира демонического с бесовскою карикатурою на монастырь, именно здесь хранятся некоторые реликвии и святыни православной церкви: мощи духовника и святителя обители преподобного Корнилия, икона чудотворного образа рождества Пресвятой Богородицы, принесенная сюда преподобным Лукианом. В качестве вкладов в монастырь попадали ценные иконы, которые теперь хранятся в музее древнерусского искусства им.Андрея Рублева, Государственном историческом музее. В Троицком соборе находятся драгоценные произведения древнерусского искусства. Тверские врата и Васильевские врата из Новгорода.

Одной из древних православных традиций в городе было совершение в 6-ю неделю по Пасхе крестного хода из Лукиановой пустыни в Успенский Монастырь с чудотворной иконой Рождества Пресвятой Богородицы. Учредил его преподобный Лукиан, когда пришел из своей обители на освящение Успенской церкви. Почему крестный ход совершался в этот день? Предполагается, что именно в 6-е воскресенье после Пасхи в 1771 году прекратилось губительное действие чумы. За иконой посылали в Лукианову пустынь. В Александрове к встрече ее заранее прибывали знавшие о крестном ходе местные жители и паломники.

Во встречавшихся на пути селах и деревнях крестный ход из пустыни останавливался для водосвятного молебна. Последняя остановка - в Садовной слободе г. Александрова, куда крестным ходом выходило духовенство, сестры и клир приходской Преображенской церкви. Затем совершался молебен с водосвящением, служилась божественная литургия, по окончании ее торжественное шествие направлялось к центру города, где его встречало духовенство Христорождественского собора. После совершения водосвятного молебна шли по Троицкой дороге к часовне Всемилостевого Стаса, принадлежащей Лукиановой пустыни, где опять служился молебен с водосвящением, затем возвращались в Успенский монастырь. Члены семьи Герцык, по всей вероятности не принимали участия в крестном ходе, но по воспоминаниям Владимира Казимировича, он с отцом ходил на эти чумные курганы, но уже во второй приезд.

Древние курганы - могильники вырыты во время чумы в исторический черный год в Московском государстве. Видимо местные краеведы знают их месторасположение, а по словам Грудзинской очевидице крестных ходов, но не их участнице, холмы эти находились в районе современных Черемушек, а по словам недавно умершей Веры Фероровны Лавровской - место этих курганов за оврагом по старой Ивановской ветке, где еще прежде было кладбище лошадей. Фото часовенки находилась в материалах семьи Лавровских. Ежегодно в мае месяце совершался крестный ход из Храма Рождества Христова с иконами и хоругвями к часовне святителя Николая Угодника, построенной на месте, где была найдена икона Николая Чудотворца около ключа, возле деревни Крутец. В праздник преображения совершался крестный ход к часовне в кузнечном ряду, наполняя воздух нежным яблочным запахом. Монастырь и другие православные приходы и храмы получали большие пожертвования и вклады состоятельных местных прихожан: Зубовых, Барановых, Сурновых, Первушиных, Каленовых и многих других. Нередко на их средства ремонтировались и вновь строились многие церкви, часовни. Не в стороне осталась и семья Герцык, они производили постоянный ремонт в монастыре и даже построили часовню напротив вокзала, принадлежавшую монастырю в память об избавлении царской семьи от гибели во время крушения поезда у станции "Борки" Курско-Харьковской ж.д.

В 1904 году на месте часовни построили церковь во имя преподобного Серафима Саровского, только что торжественно канонизированного. Храм освятили 4 октября 1905 года, а в 1910 году он был расписан. По словам Веры Федоровны Лавровской в росписи храма принимали участие члены их семьи. Из монастыря к храму ходила линейка, подвозившая монашек на службу. Послушницы монастыря и монашки не замыкались только на самообслуживании в монастырских стенах, они были замечательными рукодельницами, часто выполняли заказы на шитье, вышивание, вязание, росписи пасхальных яиц, вещи, сделанные их руками бережно хранятся в некоторых семьях города. О Заказах, выполненных монашками, писали в своих воспоминаниях сестры Цветаевы.

Конечно, не только церковь была источником духовной жизни горожан. В городе было много учащейся молодежи и образованной интеллигенции. Во многих семьях были прекрасные библиотеки, выписывались как художественно-публицистические, так и научные журналы, книги от издателей. Несколько семей в городе были как бы очагами местной культурной жизни. Особенно большое общество собиралось в доме сестер Архангельских Александры Васильевны и Марии Васильевны, учительниц литературы, языков и музыки. Они свободно владели 5-6 языками, занимались переводами иностранной литературы. Они устраивали и музыкальные вечера, и, конечно, интеллигентной публике было приятно подолгу засиживаться в этом гостеприимном доме.

В некоторых семьях города было принято устраивать спектакли, где играли и гости и члены их семей. В городе было несколько сценических площадок: в зубовском парке, в клубе дома Иванова, в доме жены Широгорова, на фабрике Асафа Баранова в Струниино, а в доме Зубова были открыты общедоступные музыкальные курсы. Там же часто устраивались музыкальные вечера. В начале века, особенно в годы войны в городе устраивались благотворительные концерты и спектакли.

В доме Первушина устраивались балы. Обыденная семейная жизнь у большинства горожан протекала, как и везде в России. Хозяйки следили за детьми и прислугой. Кстати, удобней и надежней всего было нанимать прислугу из солдаток. За нерасторопность хозяйки быстро рассчитывали прислугу и нанимали новую. Городские дамы не отставали от моды века: туалеты заказывали в Москве и некоторые даже из французских магазинов, но не брезговали заказывать платья у портнихи Назаровой Марии Кузьминичны, ее работы пользовались популярностью даже у москвичек. В городе не в диковинку были дамские зимние шубы на кенгуровом меху, у мужчин - хорьковые, у менее претенциозных - лисьи шубы, мужчины нередко шили шапки из меха кенгуру.

Семьи в городе были большие, детей рождалось от 7 до 12 человек, хоть и не все выживали. Дети из состоятельных семей, получив гимназическое образование, обычно уезжали из города учиться дальше, чаще в Москву. Некоторым семьям помощь в обучении детей оказывали богатые купцы и фабриканты. При полном сиротстве дети не оставлялись одни, а распределялись по домам. Город Александров был довольно зеленым и красивым городом, благодаря живописным взлетам крутых берегов над рекой Серой. Город украшали парки и сады возле домов Зубовых в Стрелецкой слободе и по новой Рождественке, откуда аллея из старых деревьев спускалась к оврагу и поднималась по старой Рождественке. Цветники и сад были и в монастыре. Вода в реке Серой была чистой, по берегам росли могучие ивы.

В. БОРАВСКАЯ.
1994 год.
 

 
Вы не авторизованы на портале. Поэтому не можете оставлять комментарии.
Необходимо войти, указав свои логин и пароль, либо зарегистрироваться.



Самые читаемые новости за месяц
  • В России в 60 раз подняли нормы вредных веществ в воздухе ( 266 )
  • Муниципальные власти присоединились к протестам жителей против московского мусора ( 244 )
  • ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В СЕМЬЮ! ( 85 )
  • МАЛЫЙ И СРЕДНИЙ БИЗНЕС: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ ( 58 )
  • МОЛОДЕЖНЫЙ СЛЕТ «НАШЕ НАСЛЕДИЕ» ( 49 )





  • Разработка сайтов. Реклама в интернет.




    Copyright "Александров.pу" © 2001 - 2019 All rights reserved. Копирование материалов разрешено только с личного разрешения администратора сайта. Цитирование материалов разрешено, но обязательно с указанием ссылки на источник и не более 50%.
    --------------------------------------------------------------------------------------- # --> Страница сгенерировалась за 2.5198 сек. # ---------------------------------------------------------------------------------------